ОБ ОРГАНИЗАЦИИ       ПРЕСС-ЦЕНТР       ГЕРОИ И ЛАУРЕАТЫ       АССОЦИИРОВАННЫЕ ЧЛЕНЫ       ФОТОАРХИВ       КОНТАКТЫ     
     
  Меню раздела:  
 
Новости
Публикации
Наша газета
Наше видео
 
     
Публикации  
     
 

Человеческое измерение стратегического сдерживания

 
     
 
Журнал «Арсенал. Военно-промышленное обозрение», №2, 2009
 
     
 
«Высокая культура, традиции и нравственность определяют развитие оборонно-промышленного комплекса»
 
     
 
Стратегией национальной безопасности РФ до 2020 года впервые с советских времен признан приоритет развития системы военно-патриотического воспитания граждан. Стало очевидно, что экономических возможностей государства, «включая ресурсную поддержку сил обеспечения национальной безопасности», недостаточно для стратегического сдерживания, требуется еще и мобилизация духовного потенциала человека.
 
     
 
 
     
 

ОРУЖИЕ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Исторически талант руководителя всегда измерялся материализацией духовных возможностей человеческих масс. Сила Коммунистической партии была в умении мобилизовать потенциал патриотизма на решение судьбоносных задач ускоренной индустриализации и коллективизации, победы над врагом и послевоенного восстановления страны.

Даже в условиях гулаговских «шарашек» инженеры и ученые творили на мировом уровне. На 1950-е годы приходятся открытия нынешних нобелевских лауреатов - Жореса Алферова и Виталия Гинзбурга.

Удар по могуществу КПСС был нанесен технологической революцией последней трети ХХ века, ее вызов советская партийная элита (в отличие от китайской) попросту проспала.

С незапамятных времен известно, что систему координат патриотизма составляют духовность, нравственность и культура, ибо не может быть патриотом человек невежественный, бездуховный и безнравственный. Прародителем технологической революции стал культурный подъем, его ростки безжалостно раздавили бульдозером. Остаются незамеченными эти ростки и в России, спящей в нефтяной колыбели. Алармистский характер запоздалого администрирования не находит духовно-нравственной опоры в обществе. Так и Стратегией для сохранения культурного и духовного наследия используются «силы обеспечения национальной безопасности».

Культура в России традиционно рассматривается в отрыве от технологического развития, тогда как ее вклад в процветание или стагнацию системы ничуть не меньше макроэкономической политики.

Чтобы культура стала оружием прогресса, эстетики и таланта, требуется искусство формировать высокую духовность и нравственность, создавать вектор положительных образов и моделей поведения. Но когда молодое поколение не приучено читать книги и газеты, ходить в театры и музеи, культурно-нравственная «терапия» попросту невозможна.

С упорством, достойным лучшего применения, энтузиасты нынешней реформы отечественного образования подтачивают фундамент культуры - литературу и словесность. При натаскивании на тесты ЕГЭ разрушаются речемыслительная среда общения и язык, необходимый для создания новых научных понятий и направлений.
Можно долго говорить о необходимости перехода к обществу знаний, но пока не раскрыты понятия «технология» и «инновация», никакие корпорации и холдинги не обеспечат развитие информационных и нанотехнологий - последних шансов России соскочить с «нефтяной иглы».

В условиях, когда воспитание, в том числе и патриотическое, изъято законом из процесса образования, функции воспитания перешли к институту религии. Половина россиян сегодня видит рост духовности в религии, а падение связывается с кризисом нравственности, положительных качеств чело века, недостатком интеллекта.

Русская православная церковь предлагает использовать кластер духовно-нравственной культуры (ДНК) в национальной программе «Духовно-нравственная культура подрастающего поколения Российской Федерации», сохраняющей стабильность и консолидирующей россиян на восстановление экономики и укрепление обороноспособности страны.

 
     
 

МОМЕНТ ВЕРЫ...

Необходимо понять, что качество проектов, прошедших через фильтр ДНК, во много раз усиливается верой в успех дела. Когда только вера позволяет соединить и упорядочить весь конгломерат знаний и опыта в технологию, создающую момент развития процесса - инновацию.

Итог религиозного воспитания - рождение «момента веры» - выбора, когда человек по собственной воле шагает в неизвестность. Данный феномен ярко проявился в критических, экстремальных ситуациях, где вера служит концентратором сил человека во имя будущих поколений. Это чувство помогло стране выстоять в двух отечественных войнах, стало стержнем плана ГОЭЛРО, ракетного и атомного проектов. Неверие порождает страх перед будущим и дефицит «сумасшедших» прорывных идей, а также эпидемию безответственности и простых решений, характерных для бездуховности вульгарного материализма - питательной среды для негативных проявлений «человеческого фактора» в управлении.

Неготовность признать ключевой смысл «нематериальности» программного продукта послужила «простому решению» - прекратить отечественные разработки и перейти на западные стандарты ЭВМ и программного обеспечения. По оценкам ученых с мировым именем - это был оглушительный провал и величайшая победа Запада в холодной войне.

Заключительным аккордом лавины псевдоинноваций, подобных тем, что смели СССР с географических карт, ныне выступает «новый облик» Вооруженных сил РФ, где преградой кадровому беспределу уничтожения офицерского костяка армии встает патриотизм россиян.

 
     
 

...И МОМЕНТ ИСТИНЫ

По словам известного русского философа Ивана Ильина, без нравственных ориентиров любовь к Родине «становится злой и хищной страстью - презрительной гордыней, буйной и агрессивной ненавистью, когда переживается не творческий подъем, а временное ожесточение, воинственный шовинизм, тупое национальное самомнение, слепое пристрастие к бытовым пустякам и лицемерный «великодержавный» пафос». Что и наблюдается сегодня, когда агрессивные ксенофобы не скрывают свою национальность, а выносят ее в название своих организаций.

В новейшей истории разрушение фундамента патриотизма и веры составляет задачу информационных войн, ведущихся Западом против СССР, а затем и России, в Югославии и в Ираке. Теракты на Дубровке, во время патриотического мюзикла «Норд-Ост», в День знаний в Беслане, на празднике в Тушине и в московском метро имели ту же цель.

В условиях, когда угроза национальной безопасности окрашена в цвета югославского сценария распада, в задачу стратегического сдерживания входит воспитание и сохранение патриотизма и веры в будущее России.

Первым документом, сфокусированным на патриотическую консолидацию общества, стала принятая постановлением правительства РФ от 16 февраля 2001 года № 122 государственная программа «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2001-2005 годы».

Традиционно носителем высшей пробы патриотизма был офицерский корпус России при стандарте воспитания «За Веру, Царя и Отечество». Где понятие «царь» служило символом государственных устоев.

Моментом истины, высшей мерой силы духа, любви и исполненного долга стали строки письма члена экипажа погибшей АПЛ «Курск», 26-летнего капитан-лейтенанта Колесникова: «Оля, я тебя люблю, не сильно переживай...» И далее - «Писать здесь темно, но попробую на ощупь. Здесь в списке личный состав отсеков, которые находятся в 8-м и 9-м и будут пытаться выйти. Всем привет. Отчаиваться не надо. Колесников».

На обороте письма - подробный список моряков с указанием боевых номеров, с отметками о проведенной перекличке.

 
     
 
Олег СЕРГЕЕВ
к.т.н, полковник в отставке
 
 
 
Трудовая доблесть России